seaside crossover

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » seaside crossover » Межфандом » Hot Fuzz


Hot Fuzz

Сообщений 1 страница 4 из 4

1


Hot Fuzz
The Crazy World Of Arthur Brown [Fire]

http://68.media.tumblr.com/173a2851e8bfa2039f0b8ead9f0c1f45/tumblr_nydzug2CQW1rtwv76o8_r2_250.gif  http://i.imgur.com/hD4FDs5.gif
http://i.imgur.com/b1nNaHU.gif  http://68.media.tumblr.com/23ce990b554af79bdf8fce4235092d7c/tumblr_nydzug2CQW1rtwv76o6_r1_250.gif

участники:
Dale Cooper || Harry Dresden

время:
1999-ый год

место:
Твин Пикс, США

. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .
В какой-то момент на дело об убийстве Лоры Палмер опустился туман, которому бы позавидовали сами горы Твин Пикс. И, в конце концов, ФБР пришлось прислать агенту Куперу подмогу — и подмогу не совсем обычную. Как известно, там, где появляется Гарри Дрезден, все происходит не слава богу. А, в свою очередь, в загадочном и укутанном туманами Твин Пикс никогда и ничего не происходит просто так.

+2

2

five miles south of the Canadian border,
and twelve miles west of the state line


.

Телефонный звонок застал меня врасплох. Это был выходной день и день отдыха от одно премерзейшего законченного позавчера дела. Я распластался в дурацкой позе на полу и занимался йогой. Да! Потому что только скорость, гибкость и растяжка порой являются вашими единственными средствами борьбы с надвигающейся, налетающей, наползающей и всяко иначе напрыгивающей на вас сверхъестественной чертовщиной. Поэтому мне, как активно практикующему боевому магу, очень важны йога и бег.

Звонок был неприятным и ничего хорошего не предвещающим с самого начала. Сами подумайте - когда вы лежите на полу с завязанными в узелок ногами и перекрученным торсом, как-то не с руки (не ноги и не чего-то другого) вскочить моментально и ответить. Телефон разрывался добрых минуты три - всё время, пока я выпутывался из себя самого, - а потом, когда я уже был неимоверно близок к победе, замолк. Воззрившись на него в недоумении и крайней степени осуждения, я тем не менее завершил процесс и от досады скрутил коврик. А потом телефон зазвонил снова, и я подчинился.

Мёрфи была резка и неумолима.

- Дрезден! Я думала, тебя там уже убили, какого чёрта так долго?! - потребовала эта чудесная во всех отношениях женщина, предел мечтаний и манна небесная.

- Я тоже рад слышать тебя, Кэррин, - вяло отозвался я, принимая позу дерева - она меня просто забавляла.

- На формальности нет времени. У тебя.. - начала она бойко, но к середине фразы вдруг стушевалась. Я почти мог увидеть в своём воображении, как она меняется в лице, смущённо закусывает нижнюю губу и накручивает на палец телефонный провод. - Я собиралась сказать "самолёт в семь", но теперь поняла, на сколько это нелепо.

- Какой самолёт... - только и смог вяло спросить я.

Вопрос "Зачем?!" просто даже не смог сформироваться на моих губах - никакие самолёты в отношении меня никогда не были возможны. Вообще никакое толковое человеческое перемещение по стране по весьма банальным и простым причинам - вся сколько-нибудь сложная техника дохла в муках в радиусе 50 метров от моего присутствия. В редких, особо того требующих и совершенно крайних случаях я мог это сдерживать некоторое время путём накладывания многочисленных заклинаний, различного рода успокаивающих практик и надежды на "авось". Но полёт на самолёте в такие случаи ни в коем разе не входили!

- Кэррин.. - взмолился я, когда молчание на той стороне трубки подзатянулось, а меня начало разъедать собственное любопытство.

Дальше было забавно. Лейтенант Мёрфи рассказала мне, что к ним в департамент поступило "эхо" запроса, разосланного не кем-нибудь там, а ФБР (!) во все уголки нашей необъятной родины. Запрос был осторожный, деликатный и не шибко сильно принимаемый большинством департаментов всерьёз. Дело в том, что на этот раз Бюро требовался специалист весьма своеобразного характера - по паранормальщине. По дикой, мозговыносной, агрессивной и крайне опасной паранормальщине. Как ни странно, никто по стране мало того, что не увлекался этим всерьёз, так ещё и - сюрпризм-сюрприз! - ни один департамент полиции (или любого другого правоохранительного органа, как ни странно) не имел у себя соответствующего запросу консультанта. Ни один, кроме Департамента полиции Чикаго, штат Иллинойс.

Ну, ещё бы! Я - единственный практикующий чародей, осмелившийся не просто заявить о себе, но и ежегодно печатать своё объявление в Жёлтых Страницах. В границах Чикаго и прилегающий к озеру Мичиган территории меня знали все! И это понятие включало в себя - к сожалению или к счастью - не только род человеческий.

Видимо, недолюбливающий меня капитан радостно сообщил в ФБР, что у нас-то, в славном Чикаго, как раз есть тот, кто вам нужен! Гарри Дрезден! Незаменимый кадр, лучший специалист! Кто если не он! Если вы меня понимаете.. И ФБР, не будь дураками (или как раз наоборот) схватились за возможность. Потому что это же ФБР и потому что вот там, куда ему надо будет отъехать, случилось что-то ну очень серьёзное. Что? Ах, да, убийство. Похищения. Странные события.. Совы- не то.. ну, на месте он разберётся, там наш лучший агент! Кто если не он, как говорится.

И когда все силовые структуры уже друг друга поняли, дело осталось за малым - сказать об этом Дрездену и посадить того на самолёт. "Твин Пикс", сказала мне Мёрфи и я оторопел. Покрутил сдуру глобус, потом достал с полки и глянул на карту - это же, мать его, другой конец страны! Где Иллинойс и где Вашингтон! "Да вы с ума сошли", - ответил я чудесной боевой женщине Мёрфи. У меня здесь практика! У меня работа! А кто приглядит за Чикаго?

Но она меня не слушала. Ей не то чтобы было всё равно, но ответить Федеральному Бюро отказом не осмеливался никто. Будто бы кучка невыразительных людей в дорогих (или нет?) и безликих чёрных костюмах с откидными удостоверениями пугала их больше, чем то, что могло вывалиться на улицы беззащитного в моё отсутствие города.

- Не неси чушь, Дрезден! Сколько городов живут без своего личного Бэтмена и пока что никуда не делись, - вот тут она явно упирает руки в бока, зажимая трубку между щекой и аккуратным плечиком (только ей не говорите, что я так сказал).

- Пока что! - упрямо возражаю я, но на самом деле это всё от лукавого.

Она права - Чикаго не избранный. Это не единственный город, нуждающийся в своём личном, конкретно за ним приставленном, чародее моего порядка (да, от скромности я никогда не умру, но это, уже к сожалению, вещь слишком в наши дни очевидная). Равно как и жители Чикаго - не единственные заблудшие души, нуждающиеся в защите и спасении. Майкл оторвал бы мне уши за это. Беды и несчастья за счёт магии и вещей ей сопутствующих происходят по всей стране. И этот человек, от чьего имени, для помощи которому отправлен запрос - некий Дейл Купер - может, и правда в такой опасности, что только маленький в сравнении с масштабами огромной магической Вселенной и несчастный Гарри Дрезден может ему помочь.

Потому что я - единственный. Потому что я лучший. Потому что слишком во многих случаях я для всех - последний шанс. Да поможет вам Господь.

Я ещё раз взглянул на карту.

Пять миль к югу от канадской границы и двенадцать миль к западу от границы штата. Чёртова абсолютная глушь, затерявшаяся между Национальными заповедниками Колвилл и Каниксу. Пустошь Салмо-Прист.. Идеальное место для незапланированного отпуска. Я нахмурился и всмотрелся в очертания гор и парков. Твин Пикс был, судя по всему, городком на столько маленьким, что на моей карте его даже не обозначили. Но примерного описания местоположения хватило мне, чтобы ткнуть пальцем в Нац парки и почувствовать, как по спине побежали мурашки. Место, откуда сегодня к нам пришёл своеобразный сигнал SOS, почти наверняка находилось прямиком на лей линии*.

Отказываться было нельзя ни в коем случае. Но и самолёт отметался однозначно - мало того, что я сам вовсе не хотел разбиться в лепёшку, я не имел и ни малейшего желания подвергать чужие жизни в очень большом количестве явному и нерациональному риску. Автомобиль? Я, конечно, мог бы напрячь своего боевого друга на такую поездку, но.. мой старенький армейский Джип был совершенно не приспособлен для столь длительного путешествия. Да и в таком случае к моменту моего прибытия помощь мистеру Какеготам Куперу могла уже понадобиться совершенно иного характера. А значит, оставались только сверхъестественные способы передвижения.

Не буду утомлять вас долгим пересказом моего нежелания пользоваться Never-Never, моей мини-истерики, освежающей оплеухи от прибившей помочь мне со сборами Мёрфи и последовавшей за этим небольшой подготовки. Я взял пару готовых зелий, взял свой браслет, три кинетических кольца (а может, я модник?), клюшку и палочку (вот будет потеха).. и, разумеется, очень тайно от Кэррин взял с собой Боба. Разговаривающий череп, конечно, та ещё подмога в пути, но я не знал, на сколько покидаю свой подвал. А оставлять в нём такое сокровище одно на любое время представлялось мне чем-то диким и не менее опасным, чем предстоящее путешествие.

Я очень рисковал и самому себе представлялся в конец поехавшим безумцем, но решил всё же взять в путешествие и сам Джип. Поднатужиться, сделать финт ушами и протащить его через портал. Потому что лишних денег на съём авто у меня не было, а выпасть посреди улицы в богом забытом городке у чёрта на куличках без транспорта, на котором ты туда прибыл, было бы.. Ну, по меньшей мере странно. А я, хоть и был в Жёлтых Страницах, всё же старался вот так откровенно и пошло не отсвечивать.

Путешествие, разумеется, было кошмарным. Из разряда тех, о которых потом говорят "никому не рассказывай, где я был.. что я там видел". Но.. с другой стороны, порой мне кажется, что у меня других не может быть в принципе. Главное - я добрался до границы штата, а оттуда решил ехать своим ходом. Чтобы было аутентичнее, чтобы Джип выветрился от мерзкого дурмана облепившей его расплавившейся в эктолазму материи Never-Never, чтобы .. не знаю, ощутить внезапно нагнавший меня дух свободы? Я НЕ В ЧИКАГО! Я МАТЬ ЕГО НА ДРУГОМ КОНЦЕ СТРАНЫ И ЭТО ПРОИСХОДИТ.

https://66.media.tumblr.com/8ac7b2da5b9d98ff1e8c0e89f9013c84/tumblr_n2r7unz3FG1rwwmgao4_500.gif


Ощущение удивительное, когда вы привыкли жить в четырёх стенах, периодически в них баррикадируясь, и думать, что вы навечно прокляты и привязаны к одному конкретному месту. Я ехал в абсолютной тишине - естественно, у меня в машине не было даже простейшей магнитолы, - по абсолютно пустой, едва укрытой туманом дороге, меня обдувал ветер и аромат чистого, нетронутого особо цивилизацией воздуха, наполненного хвоёй. И это было странно, это было ново, чуждо и пугающе приятно. Я стараюсь не думать о том, как мне нравится мысль не только стать наконец-то выездным чародеем, но и работать на ФБР. Они-то явно платят куда больше, чем может себе позволить Департамент полиции.

К вечеру я проезжаю дорожный билборд, приветствующий меня в этом чудесном городе Двойного Пика. Гора, что изображена на нём, судя по всему, в точности повторяет ту, что располагается неподалёку, укутанная в дичайшие слои тумана, но всё ещё видимая в опускающихся на окружившие меня со всех сторон ёлки сумерках.

- Как же дохрена деревьев, - недовольно бормочу себе под нос, слегка поёживаясь.

Дело в том, что я сильнее всего как раз таки в разрушительной магии. Как по-вашему, зачем мне барабанная палочка? Прикола ради? Вовсе нет. Что она, что забавная до чёртиков, крайне уместная в Чикаго (а вдруг я поехавший фанат Чикагских Чёрных Ястребов?), но наверняка абсолютно дикая здесь клюшка, нужны мне для концентрации моей разрушительной энергии, что обычно хлещет во все стороны, очень плохо поддаваясь моему криворукому контролю. Да, да, Гарри Дрезден просто ужасен во всём, что касается контроля и деликатности. Я - неумолимая, неотвратимая и ууууу-ужасающая грубая сила, обрушивающаяся на ваши головы перевёрнутым от большой потуги авто (один раз у меня получилось). А ещё одна из моих первостихий - огонь.

И вот я смотрю на эти хреновы ёлки и почти вижу, как в неудачный момент они весело и задорно занимаются диким и необузданным всепоглощающим пламенем от моих собственных рук. Бедный мистер Купер. Хотя, чего я хотел, видел же всё по карте..

Информации у меня очень мало. Собственно, почти нет. Только крайняя степень необходимости, имя агента.. простите, специального агента и направление. Что ж, до города я добрался, но понятия не имею, что дальше и где его, этого самого специального агента искать. Равно как и не имею понятия о том, что принято делать, когда ты вот так прикатываешь в незнакомый город впервые - напомню, я никогда не покидал пределы Чикаго и не знаю, как принято работать. Растерявшемуся мне на помощь приходит собственное тело - желудок недовольно и недвусмысленно урчит и активно намекает на нужный мне пункт назначения. Я размышляю о мотелях, потому что мне надо будет всё же где-то жить, но пустынность дороги и общая атмосфера некоего запустения подсказывают мне, что особой популярностью это место не пользуется и найти номерок в любом из - если их тут много - мотелей я смогу в любой момент. Поэтому я таки ищу не его, а закусочную.

Double R дайнер находится достаточно быстро, он ведь и должен располагаться так, чтобы бросаться в глаза и всегда быть под рукой страждущего. Как и всё в подобных местах. Наверное. Такой городской, такой огромный в своём пыльнике и этом немного выбивающимся из общего антуража потрёпанном военном Джипе, я смотрюсь тут белой вороной, моментально приковываю до зубной боли подозрительные взгляды с характерным прищуром, так и говорящим "Чё это за хрен?", "Чё притащился?" Но не бойтесь, славные граждоне Двойного Пика! Перед вами не кто-нибудь, перед вами почти мессия!

Я вздыхаю и паркуюсь на противоположной стороне дороги. Одёргиваю полы пыльника и на удивление несмелым шагом двигаюсь к дайнеру, потому что мне вдруг до чёртиков страшно. Я один в невообразимой глуши, без вариантов к быстрому возвращению, без моего подвала-дома с его защитным порогом, без оберегов и большей части моего инвентаря. Здесь, в этой дали от Чикаго у меня только я сам, все мои умения, вся смекалка, бег и сраная пластика, только моя голова. Нет, я немного кривлю душой - у меня есть ещё запасная глубоко в рюкзаке в багажнике, но я не смогу обращаться к ней часто и по любой прихоти. Боб, он.. такой. И всё-то здесь такое же. Тихое, как притаившаяся в тени опасность. Жутковатое.

И мой единственный сейчас шанс - обрести союзника в лице этого мистера Специального Агента. Почему-то моё непоседливое воображение рисует его либо каким-нибудь пожилым хмурым мужиком с морщинистым лицом (ну, ведь все подумали в этот момент про агента Кея, правильно?), либо залихвастским бой-скаутом с вечно приклеенной к лицу улыбкой и фонтанирующими во все стороны оптимизмом и энергией. Почему-то подумать о том, что мне может достаться агент Малдер из приснопамятных "Секретных материалов", я не успеваю - дохожу до двери, автоматически хватаюсь за урчку и открываю её.

Лампочка в рекламе заведения над моей головой моментально лопается и с диким треском разбрасывает вокруг себя искры. Ну, начинается! А ну успокойся, Гарри.. теперь мои надежды вовсе не на обретение союзника в виде напарника, а на то, что Твин мать его Пикс - глушь слишком забористая и конкретная, чтобы у них было как можно меньше сложной электроники. И чтобы эта вот гадская лампочка стала моей единственной жертвой. Хотя бы на сегодня.


* Ли́нии лей, чаще лей-ли́нии (англ. ley lines), также мировые линии (фр. lignes du monde)[1] — на сегодняшний день остающееся псевдонаучным понятие, называющее линии, по которым расположены многие места, представляющие географический и исторический интерес, такие как древние памятники, мегалиты, курганы, священные места, природные хребты, вершины, водные переправы и другие заметные ориентиры. Из лей-линий складываются геометрические формы разных масштабов, которые все вместе образуют единую сеть — предположительно, силовых линий энергетического поля земного шара -> вики

[AVA]http://funkyimg.com/i/2kA3s.png[/AVA]

Отредактировано Harry Dresden (2016-12-19 11:49:39)

+2

3

Diane, it struck me again earlier this morning, there are two things that continue to trouble me. And I'm speaking now not only as an agent of the Bureau but also as a human being. What really went on between Marilyn Monroe and the Kennedys and who really pulled the trigger on JFK? ©



– Дайана, сейчас полчетвертого утра, и я все никак не могу понять – это поздно или рано для того, чтобы ложиться спать? На самом деле, не припомню, чтобы у меня раньше были хоть какие-то проблемы с тем, чтобы уснуть… Мне кажется, все началось именно с той ночи, когда мне приснился настоящий убийца Лоры Палмер. Сон этот я так и не смог вспомнить – он забылся практически сразу после моего пробуждения, и я даже не успел записать его подробности. А теперь всякий сон пропал окончательно. Одной чашкой кофе с утра я вряд ли обойдусь, а заснуть сейчас у меня вряд ли получится.

Я нажал на кнопку диктофона – та вдруг щелкнула слишком громко, и звук резко срезонировал от стен. Конечно, проблему со сном можно было бы решить радикально и одним махом, просто приняв снотворное – но эти волшебные таблетки гарантировано бы обещали мне на утро головную боль похлеще той, которая бывает от самого жесткого похмелья. А голова мне нужна была относительно ясная – день предстоял быть насыщенным.
В какой-то момент я понял, что дело Лоры Палмер грозит упереться в тупик. И тогда придется либо поворачивать назад, либо долго и упорно пытаться пробить эту глухую стенку всеми подручными средствами. Естественно, о первом варианте не могло быть и речи – просто не в моих правилах отступать и опускать руки. И тогда было решено не тратить впустую силы на попытки пробить тупик, а попытаться как-то через него перелезть. Ну или сделать подкоп.
Но для этого нужна была дополнительная помощь.

На самом деле, мне до последнего не хотелось привлекать к этому делу кого-то постороннего. В ситуации Лоры Палмеры было что-то такое, что заставляло относиться к ней с крайней деликатностью и осторожностью. А с новым человеком могли возникнуть серьезные проблемы – разные взгляды, разные методы… Но мы решили рискнуть – я и шериф Трумэн. Все-таки, раскрытие дела намного важнее, чем какие-то там возможные разногласия, которых в итоге может и не быть вовсе.

– Я сейчас вдруг задумался, что, возможно, я не могу заснуть еще и потому, что где-то глубоко внутри беспокоюсь о том, кем же в итоге окажется этот самый Гарри Дрезден, которого ФБР направило сюда прямиком из Чикаго. Я, как известно, лично настоял на том, чтобы прислали кого-то со стороны, хоть это и может в дальнейшем повлечь за собой определенные трудности… Но так как стало понятно, что дело Лоры Палмер связано с чем-то потусторонним и находящимся вне человеческой природы, я посчитал, что и специалиста нужно найти соответствующего. Одними тибетскими практиками тут не обойтись, здесь нужен кто-то… более широкой специализации, если можно так выразиться. Но, с другой стороны, я нисколько не переживаю о том, что мы в чем-то можем не сойтись – в конце концов, мне в свое время удалось найти общий язык даже с Альбертом, а о его жестком и местами даже скверном нраве уже давно ходят легенды в коридорах бюро. Мне даже любопытно познакомиться с мистером Дрезденом – хотя бы для того, чтобы узнать, какими именно методами он пользуется в своей работе. Его адрес ведь действительно есть в желтых страницах, Дайана, представляешь?

На самом деле, этот факт меня и правда удивил и поразил. Какая-то моя часть – та, в которой еще осталась частичка нерастраченного сухого скептицизма – потенциально считала этого Гарри Дрездена не более чем обычным шарлатаном, наживающимся на доверчивых людях. Благо, что скептицизма во мне в итоге оказалось не так много, чтобы сразу же отмести кандидатуру мистера Дрездена. В конце концов, я ведь тоже порой использую крайне нестандартные методы в своих расследованиях.

Остаток ночи – или, точнее, раннего утра – прошли где-то на периферии между сном и бодрствованием. Я все же попытался заставить себя немного вздремнуть, но получилось все равно не очень – я постоянно просыпался из-за малейшего шороха и никак не мог принять более или менее удобную позу, хотя, помнится, раньше мне удавалось заснуть даже в крайне некомфортном сидячем положении.
А с утра, как и ожидалось, состояние мое, и правда, едва ли можно было бы назвать бодрым – потому я и предпочел не завтракать в Great Northern, а пройтись до Double R пешком – чтобы хоть как-то взбодриться и запустить свой мозг. Я не знал точно, во сколько именно состоится встреча с вышеупомянутым Гарри Дрезденом – накануне мне успели лишь путано и как-то туманно передать, что могут возникнуть какие-то проблемы с самолетом, но я, если честно, так ничего и не понял из расплывчатых объяснений Дайаны.
Потому я решил, что время у меня в любом случае есть – по крайней мере, его точно хватит, чтобы проветриться, прогуляться до закусочной и выпить чашечку кофе. А лучше две. И еще, может быть, съесть кусок вишневого пирога.

Только в Твин Пиксе я сумел заново полюбить пешие прогулки – благо, что размеры городка позволяли свободно передвигаться по нему на своих двоих и практически не пользоваться автомобилем. В том же Нью-Йорке – или же в любом другом городе с населением далеко превышающим миллион человек – довольно проблематично беспрепятственно прогуливаться по центральным улицам. Именно прогуливаться, а не нестись на всех парах – общая динамика города и окружающих тебя людей, которые бесконечно куда-то торопятся, невозможно давит. Ты вливаешься в нее, как в общий бурлящий поток, из которого практически невозможно выбраться – чуть замедлишься, и тебя попросту затопчут.

Твин Пикс мне нравился с каждым днем все больше и больше, хоть и порой мне казалось, что еще немного, совсем чуть-чуть – и меня будет бросать в дрожь от всей этой немного жутковатой атмосферы, которая порой сквозила из всех щелей и мешалась по утрам в вязкой дымке утреннего тумана.
Этот городок, притаившийся почти у самой границы и не отмеченный ни на каких картах, был пронизан загадками с головы до ног. Порой мне казалось, что время тут замерло вовсе или же то шло по каким-то своим законам, отличным от тех, которые существовали во всей остальной вселенной. Но еще чаще я задумывался о том, что однажды побывав здесь, ты оставляешь тут частичку самого себя. При чем, в самом прямом смысле. И одновременно с этим я думал о том, что однажды Твин Пикс проберется в мое нутро настолько, что я просто не смогу найти в себе ни сил, ни желания отсюда выбраться.

Однако, в конце концов, я все же отбросил обратно на верхнюю полку все эти тягостные мысли, которые периодически, но давали о себе знать. Потому остаток дня прошел практически точно так же, как и накануне – в последнее время все дни в принципе были похожи на предыдущий, потому что дело Лоры Палмер прочно застряло на одном месте.
Все это напоминало пресловутые попытки отыскать вещь в абсолютно темной комнате – только тут ко всему прочему прибавляется тот факт, что ты только в общих чертах знаешь, как эта самая вещь выглядит, да и то не очень уверен в собственных догадках. Потому и было понятно, почему, в конце концов, практически все начали видеть в мистере Гарри Дрездене тот самый глоток свежего воздуха, который мог бы хоть что-нибудь прояснить. И потому этот день, ко всему прочему, был наполнен зудящим ожиданием – никто толком не знал, когда именно прибудет Дрезден и на сегодня ли вообще назначен его приезд. И даже звонок в Бюро ничего ровным счетом не прояснил.
Оставалось только ждать.

http://i.imgur.com/ZZtunQu.gif    http://68.media.tumblr.com/69462d41a7536ab0d6822580d3f1a645/tumblr_o2wmomRfZN1rmvd7zo7_r1_250.gif


Твин Пикс даже вечером клубился легким туманом где-то у самых ног – и потому редкие неоновые вывески выглядели здесь особенно ярко. И когда стало понятно, что мистер Дрезден вряд ли уже появится в полицейском участке, я решил вновь прогуляться до закусочной – от утренней сонливости и расклеенности уже давно не осталось и следа, но в голове, как и обычно это бывало под конец дня, все теперь было как в старой неразобранной кладовке, в которой теперь предстояло как следует убраться и рассортировать все по местам.

Закусочная, как и обычно, встретила меня яркой вывеской у входа и запахом свежесваренного кофе прямо с самого порога – а еще осколками лампочки под самыми ногами, которые противно хрустнули, стоило на них неосторожно наступить. Взгляд мой машинально метнулся вверх – вторая буква R в вывеске теперь была с небольшой брешью прямо посередине. Я не обратил слишком много внимания на эту деталь, но где-то на периферии что-то сверкнуло подобно смутному отблеску молнии. Перманентное чувство подозрительности это то, что ты автоматически получаешь в комплекте вместе со значком ФБР.
К вечеру закусочная всегда становится намного более оживленной – и потому место себе я нашел только возле самой стойки. Внимание мое сразу привлек мужчина, сидящий по левую сторону от меня – в отличие от всех остальных, его лицо мне не было знакомо, из чего я мог заключить, что тот, скорее всего, проездом в городке.
А еще я вдруг подумал о том, что, возможно, рядом со мной сейчас сидит именно тот самый Гарри Дрезден – и я посетовал на самом себя, что не поинтересовался, как тот выглядит. Не гадал бы сейчас почем зря.

– Впервые в городе? – приветливо поинтересовался я, попутно придвинув к себе ближе чашку с кофе, которую мне уже успели заботливо налить. В конце концов, я ведт в Твин Пиксе на правах помощника шерифа и могу поинтересоваться?

Вдруг я заслышал где-то совсем рядом какой-то непонятный скрежет – и лишь спустя несколько секунд я понял, что скрежет этот доносится прямиком из кармана моего плаща. Потянувшись рукой, я достал оттуда свой диктофон – странный скрежет исходил из него. Так обычно шумит радио, когда пытаешься найти нужную радиостанцию. Белый шум с примесью чего-то завывающего и гудящего.

– Надо же, что это с ним? – задумчиво пробормотал я, с облегчением обрадовавшись пол себя, что перед этим успел выгрузить оттуда все важные записи для Дайаны.

+1

4

Итак, я внутри.

Внутри чисто, сухо, тепло и даже красиво. Я делаю шаг и оглядываюсь. Ловлю себя на мысли, что отчего-то ожидал не ухоженности и этого обескураживающего уюта, а потёртости с изрядной долей запущенности. Таких же серых и блёклых оттенков жуткости, что окутывает весь остальной город. Но Double R, лишившийся сейчас частички одной из этих самых R, приятно удивляет меня ровно на столько, чтобы я забылся и получил от закрывшейся за мной двери изрядный тычок в спину.

Ввалившись на середину, я привлекаю ещё больше настороженных взглядов, от которых хочется зябло завернуться в пальто, несмотря на разливающееся по помещению тепло. И только девушка за стойкой приветливо улыбается - часть её работы, которой я, добрый гражданин Чикако, какого-то хрена заброшенный на противоположную часть страны, не упущу возможности воспользоваться. А потому я в два шага сокращаю расстояние до стойки и, пытаясь по максимуму сохранить хотя бы видимость спокойствия и уверенности, усаживаюсь на красный круглый барный стул.

- Привет! - тут же обращается ко мне очаровательное создание в небесно-голубой форме официантки и уже ставит передо мной кружку, сразу наливая в неё тёмный ароматный напиток. Видимо, кофе тут принято подавать по дефолту. Что ж...

- Привет, - стараюсь как можно милее улыбнуться в ответ и не спровоцировать взрыв играющего неподалёку радио. Оно не выглядит шибко современным, но никогда не знаешь, кому взбрендит в голову отреагировать на мою магию. - Я .. э...

Чёрт возьми, Дрезден! Живот урчит, а я отрываю взгляд от груди девушки - вы не подумайте! я смотрел на бейджик и теперь знаю, что её зовут Эшли! - и таращусь в меню. Для этой поездки я собрал все свои доступные сбережения и кое-что занял у Мёрфи. Вы знали, что профессия чародея - не самая прибыльная? Разумеется, если вы медиум, гадалка или ворожея, дела у вас почти всегда шли в гору. Причём, в этой среде работали не исключительно сплошные шарлатаны - порой попадались и, как я их называю, бытовые маги средней руки, была парочка ведьм, иногда даже хороших. Но и они чаще всего не использовали свои способности напрямую, а лишь умело вплетали соответствующие познания в свои спектакли, полностью построенные на классической атрибутике и прочно въевшихся в сознание обывателей стереотипах.

Я таким не занимаюсь. Я настоящий. Real Deal. Стопроцентный, натуральный. Без пищевых добавок и ГМО. И именно поэтому я вечно на мели и частенько едва-едва свожу концы с концами. Дома, в Чикаго, если я и иду куда-нибудь, то только к Маку. И у него последние пару лет я расплачиваюсь красивой и солидной фразой "Запиши на мой счёт". К настоящему моменту я уже боюсь представить, как выглядит и на сколько распух этот самый счёт, с каждым разом всё больше и больше опасаясь того времени, когда Маку вдруг придёт в голову его мне предъявить для обналичивания.

Здесь такие опции не предусмотрены. Я вообще слабо представляю, сколько здесь пробуду и на что в конечном итоге буду жить. На что жил специальный агент Купер? Надо будет при встрече его обязательно спросить. Всё же, вроде как, совершенно официально.

- Мне, пожалуйста.. - "кофе" хочу сказать я, но Эшли милейше улыбается, а я опускаю глаза вниз и вспоминаю, что это самое кофе мне уже гостеприимно налили. Что ж, не тормози так сильно, Дрезден! - Эээ.. Что-нибудь мясное. У вас есть бургеры?

Эшли кивает и, наверное, отправляется за моим заказом, оставляя меня наедине с кофейником и радио. Я обхватываю чашку обеими руками, словно бы ладони мои замёрзли и нуждаются в срочном согревании, а потом стараюсь осторожно и не слишком очевидно осмотреться ещё раз. Сзади звякает звоночек, потревоженный открытой дверью, и я моментально чувствую.

Во-первых, всю нелепость и идиотичность выбранной мной позиции - спиной ко входу и всему тому, что может через этот самый вход проникнуть, просочиться, проползти, вломиться в дайнер и так далее. Во-вторых, вот эту самую жуть, буквально физически висящую в воздухе на улице. Я оборачиваюсь и почти вижу своим особым, даже сейчас выключенным зрением, сероватый холодок, втекающий внутрь через распахнутую ненадолго дверь. Пробирающийся будто какими-то щупальцами, словно чернила, капнутые в чистую до того воду.

Я вздыхаю и отворачиваюсь - это просто воздух. Ну, как - просто? Закрываю глаза и делаю пару вдохов, сосредотачиваюсь и прислушиваюсь к обострившимся магическим ощущениям. В дайнере совершенно точно никто не практикует - вокруг или рядом никаких защитных заклинаний, никаких проклятий, печатей или хотя бы самого простенького благословения. Зато есть это. К нашему с будущим мистером Купером несчастью, я не ошибся, и Твин Пикс действительно находится в максимальной близости к лей-линии. Потому и витает вот это самое ощущение в воздухе, потому и серость, словно все возможные цвета выцвели на палящем пустынном солнце. Потому и люди подозрительные - они хоть и не видят и не могут ощутить сполна, но всё же чувствуют отголоски, волнение, дискомфорт и тревожность. Но не понимают, откуда всё это. Я только пять минут прошёлся по дороге, да сделал кофе глоток, а уже хочется сесть в Джип и бежать отсюда без оглядки. Делать я этого, конечно, не буду. И не только потому что уже обещал.

Когда целый город - как одна огромная пустая детская площадка в полночь с раскачивающейся на ней скрипучей качелей, я не могу это просто так оставить. У меня срабатывает тригер - я должен.

Колокольчик над дверью снова звякает, вынуждая меня поёжиться и почти чертыхнуться. Но пересаживаться сейчас будет глупо и странно, поэтому я просто потягиваю кофе и жду. По правую руку от меня садится мужчина, тёмные волосы, где-то за тридцать или около того. Я стараюсь не пялиться, используя лишь не для всех очевидные преимущества периферического зрения. Пока что для меня в этом городе каждый - потенциальный враг, среди которых притаился один возможный.. возможный союзник. Ну же, Гарри, давай не будем сейчас вспоминать Кармайкла и все те разы, когда нам с ним буквально приходилось бодаться на месте очередного преступления. И крайне катастрофическую развязку этого противостояния. Давай для разнообразия, сидя в тысячах миль от дома, почти верхом на лей-линии, будем думать о хорошем. Просто из чувства противоречия.

- Впервые в городе? - вдруг спрашивает меня новый сосед.

Вполне себе приветливо и ненавязчиво, но я почти подпрыгиваю на своём красном стуле, едва не расплескав кофе. Задумался, слишком впечатлился. Дрезден, соберись! Пока на нас и с потолка искры не посыпались.

- Да, я.. - прочищаю горло и пытаюсь ответить так, будто бы это не первый раз, когда мне приходится отвечать на подобный вопрос. - Только сегодня приехал. По делу..

Всё же решаюсь и поворачиваю голову к неожиданному собеседнику. Окидываю быстрым взглядом - а он у меня действительно быстрый и намётан. Случается, что у вас в распоряжении всего один, очень короткий и решающий взгляд. От него может зависеть жизнь и не только ваша, так что я многому научился, у Мёрфи в том числе.

Батенька, да вы сами не местный! В таком-то прикиде, - почти хочется ляпнуть моему вечно развязанному языку, периодически становящемуся проблемой, но меня прерывает необычный звук из кармана соседа. Он похож на покашливание, но какое-то механическое, словно бы это заразился простудой и теперь рассыпал в разные стороны свои бациллы какой автобот. Или - с моим-то везением - скорее десептикон. Я склоняю голову на бок и молча наблюдаю за тем, как хмурится ясное лицо обратившегося ко мне человека, а затем как он лезет рукой в карман плаща и выуживает оттуда несостоявшегося захватчика мира.

Обычный диктофон, среагировавший на мои эмоциональные флуктуации. Чёрт бы всё это дери.

- Надо же, что это с ним.. - вопрошает у Вселенной мужчина напротив с выражением искреннего удивления и замешательства на лице. Мне даже становится на мгновение его жалко, а посетившая было шальная мысль о том, что это и может быть тот самый сверх специальный агент ФБР, как-то тушуется и покрывается сомнениями. С таким выражением лица он не тянет не то что на специального - вообще на агента.

- Боюсь, что с ним я, - флегматично отзываюсь на эту реплику вместо безразличной к человеческому горю Вселенной. - Если у вас есть мобильник, советую отсесть подальше - у меня выдался крайне дурной день. - Я зачем-то вздыхаю, а потом неожиданно для самого себя протягиваю ему руку. - Вы, я вижу, тоже не совсем здешних кровей.. Гарри Дрезден.
[AVA]http://funkyimg.com/i/2kA3s.png[/AVA]

Отредактировано Harry Dresden (2016-12-26 12:06:03)

+1


Вы здесь » seaside crossover » Межфандом » Hot Fuzz


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC